Секс под кайфом

Автор: Егор Радов
Источник: Playboy, март'97

Секс, наркотики и рок-н-ролл - своего рода три кита, на которых покоится то, что принято называть "контркультурой"; "святая троица" образа жизни, мыслей и устремлений тех буйных личностей, которые её создали и привнесли в разновеликий лик нашего века.

Секс и рок-н-ролл - явления, изначально сплетённые вместе и, безусловно, в своей основе положительные. Наркотики - хищные вещества, вводящие в смерть, преступная отрада души и тела, заключенная в химии, вдобавок к сексу и пище; разнообразный набор не предусмотренных организмом острых ощущений. Наш век содрогается в конвульсиях наркотических эпидемий и так хочет сказать "нет" этим нежным убийцам и "да" тренажерам, здоровому сексу в презервативах и продуктивной "белозубой" карьере, но не в силах стряхнуть с себя столь древних и всегдашних спутников человечества и забыть их, как страшно сладостный сон, ими рождаемый.

Они все очень разные, эти чудовищные вещества, затмевающие собой для их приверженцев зачастую весь мир. Их всего три группы - снова три! - психоделики, психостимуляторы и опиаты, но наука, не различающая добра и зла, очевидно, добавит к этим трем еще двадцать три и уже добавляет.

Наркомания - единый принцип жизни: спортсмен не может жить без своей утренней разминки точно так же, как морфинист без морфия, а любой человек - без воды, из которой он чуть ли не наполовину состоит. Принцип один, только цели и последствия разные. Нормальному здоровому человеку необходим секс: он "подсаживается" на него с половым созреванием, совсем как наркоман на свой наркотик. Как же возможен секс под наркотиками?

"Проклятый опиум!.. Мы занялись сексом с моим любимым, которого я безумно тогда хотела - желание просто лилось через край... Но он сделал мне перед этим "по дружбе" укол опийного раствора и... Я не смогла испытать оргазм с тем, кто был тогда моей главной и единственной любовью; я всё время находилась на грани, казалось - вот-вот-вот... И никак! Я чуть не свихнулась! Но ничего так и не вышло".

Под опиумом (а также всевозможными его производными) мужчина проявляет чудеса потенции, превращая занятия любовью в бесконечный сексуальный марафон, в котором он, однако, не может достичь финиша. Его подруга по обоюдному самоублажению, находящаяся в нормальном состоянии, зачастую не понимает, в чём тут дело, и устает уже изощряться в эротических средствах, чтобы удовлетворить этого неожиданного полового гиганта, с которым её свел Амур.

Когда же, наконец, действие опиума прекращается, организм берет своё, и вся накопившаяся в нём сперма, которую не пускал наркотик, спешит выброситься наружу.

"Я "вмазался" опиумом и занялся сексом со своей любовницей... Всю ночь я провёл, мучаясь от невозможности испытать оргазм; она уважительно гладила меня по спине и называла "самым лучшим мужчиной", я же напоминал себе паровую машину, где воспламенённое топливо не в силах выйти наружу, а обязано толкать поршень, образовывая этим бесконечное движение без конца. К утру подруга уснула, а я пришёл в себя и вновь занялся любовью с её спящим уже телом; на этот раз я "кончал" безостановочно, словно автомат Калашникова, не успевая отдохнуть и хоть как-то насладиться процессом..."

Когда человек всерьёз "подсаживается" на опиаты, когда к необходимым для его нормальной жизнедеятельности вещам - пище, сексу и воде добавляется ещё одна, то он вообще становится неким новым существом с одним-единственным запросом - всё остальное как-то сводится на нет, за исключением, наверное, воды и хоть какой-то пищи; а вот секс ему уже просто не нужен. По ночам закоренелый опиюшник видит во сне не всевозможные эротические позы, как предмет своих тайных вожделений, а шприцы с раствором. Постепенно он превращается в характерного серого, высохшего субъекта, ассоциирующегося в сознании добропорядочного обывателя с понятием "наркоман". Сексом он может не заниматься годами. Этой стороны жизни для него просто больше не существует; да он уже ничего и не может: раньше он не мог "кончить", теперь же не в состоянии начать. Его половой орган превратился бы в ненужный атавизм, если бы не имел еще одной функции, но с ней тоже постоянные проблемы.

"Я пришел к своей знакомой, чтобы купить "опиум"... Она открывает мне дверь, впускает, продаёт. А сама в одних прозрачных трусиках и больше ничего! И ей это совершенно всё равно, даже не говорит, чтобы я хотя бы не смотрел на неё!"

Вместо секса наступает состояние приятного и вполне самодостаточного зуда; возникает чувство какой-то безмерной, бесполой любви, обволакивающей человека мягким, приятным облаком; опиоманы-любовники нежатся, льнут друг к другу будто некие ласковые растения, лишённые подлинной страсти и возможности её воплотить, но подверженные какой-то бездумной, ленивой неге и бесплотной, весьма самодовольной, эйфории.

Если же наркоман бросает это конфетно-приторное, но одновременно полностью связывающее по рукам и ногам времяпрепровождение, его сексуальная жизнь, как и прочие телесные и душевные функции, постепенно приходит в норму, но долго ещё чашу весов тянут вниз ностальгические воспоминания о прошлой жизни под "кайфом" или же бесконечных его поисках. Ведь он был необходим как воздух, нужен намного более, чем секс и любовь, а теперь...

"Вот слез я с иглы... Занялся любовью с женой... Все нормально. Оргазм! Хорошо... А про себя думаю: "Но ведь "приход"-то круче!""

Да, "приход" - первые несколько секунд, или минут, после введения наркотика в вену пик его действия, - вещь, вполне сравнимая с оргазмом, другое дело - какой ценой она дается.

"Друг внедрил в мой организм инъекцию первитина, пожелал мне "приятного кайфа" и ушёл... Я метался в постели, словно подросток, насмотревшийся по видео порнографии и оставленный наедине со своей "юношеской гиперсексуальностью"; моё семя как будто было готово прорвать мою плоть и выстрелить в стену или в потолок мучительно-озабоченным салютным залпом звериной, какой-то самцовой, похоти... Но никого не было рядом, под рукой или пупком, никакого другого организма, кроме моего, бившегося, как в эпилептическом припадке, от этого получившегося почему-то сексуальным "винта", который разразил мою мужественность молнией тяжеловесного, кошмарного вожделения. Что же делать? Я не помню, как провёл эту ночь, довел её до конца, до утра, до злобного солнца, не принёсшего мне никакого облегчения, а лишь только усугубившего бешеные видения каких-то девочек, девушек, женщин; порхающих вокруг, насмешливых, голых, вагин без всего остального телесного продолжения... На следующий раз я уже знал, как подготовиться к встрече с этим сумасшедшим наркотиком, сочетающим в себе острую, дьявольскую эйфорию и последствия приема "шпанских мушек"... Но "сексуальной" она почему-то уже не получилась! Я плюнул в трепещущее тело какой-то девки, которую я специально пригласил, и больше никогда не занимался этой фигней!"

Все психостимуляторы (кокаин, амфетамины) - зверски сексуальные вещества; души словно нет, а есть одна лишь похоть, требующая немедленного удовлетворения. Но не всегда и не обязательно. Иногда специально готовят "сексовуху" - "винт" с аскорбиновой кислотой. Вкусив её, несчастные юные девушки тут же превращаются в разнузданных самок, готовых сию секунду отдаться тому, кто их захотел. Существуют и другие способы увеличить сексуальное действие психостимуляторов; как гласит поговорка: "если я её хочу, я ей перещелочу". Опытные "винтовые" обзаводятся так называемыми "приходными телками", которые за желанный укол готовы занимать хозяина зелья на его "приходе" оральным сексом. "Винт" (самодельный первитин) - инфернальное варево, проявляющее самый низ души, буйство изначальных инстинктов, подлинное сумасшествие; гипнотический экстракт потусторонней энергии. Что делает он со своими приверженцами, чего они только не вытворяют!..

Один мой бедный "винтовой" приятель, полностью сейчас свихнувшийся после трехлетнего лежания в потайной психушке, куда его упекли родители, как-то позвонил мне в семь часов утра и прямо спросил: "У тебя нет каких-нибудь женщин? Мы на стенку лезем..." Как будто женщины - тоже некое вещество, стоящее на полке, которое можно продать, дать взаймы, обменять. Я трезво и сонно сказал, что нет, и он грустно повесил трубку. Однажды он сидел у меня на кухне, вбирая себе в шприц из пузырька жидкость своей отрады и боли, и рассказывал: "Я тут влюбился... И мне казалось, что она тоже меня любит... Я угостил её "винтом" и совершенно неожиданно... получил полный, окончательный отказ. Как будто я тут же превратился в её глазах из романтичного юноши в отвратительного подзаборного наркомана!.. " - "Зачем же ты дал ей "винта"? - "Да, я - дурак..."

Следующая разновидность - психоделики. Все что угодно под их воздействием может стать всем чем угодно; человек то воспаряет в пылающие пределы радужного рая, то падает в безумные бездны. Любовь готова обернуться подлинной любовью в самом главном и великом своем выражении, а секс стать сексуальнейшим переживанием жизни, когда трудно проверить, что это вообще возможно испытывать в реальности.

"Я принял ЛСД со своей подругой... Часа через три, после многочисленных "путешествий", нирван и всего прочего, характерного для этого вещества, я вдруг почувствовал неизъяснимую нежность и возбуждение.. Мы стали заниматься любовью - и тут вдруг я стал ею, точнее, вообще начал испытывать то, что ощущает женщина при половом акте... Я всегда хотел это испытать, особенно после того, как прочитал, что Тиресий - из древнегреческих мифов, - которому довелось побывать и мужчиной, и женщиной, на вопрос Зевса и Геры, кто более наслаждается при занятиях любовью, отвечал, что женщина в десять раз сильнее, чем мужчина... И я наглядно тогда ощутил его правоту; я почувствовал частью своего собственного тела половой орган моей любовницы; то, как в него входит мой, - страннейшее, совершенно новое, убийственно приятное ощущение; она (я) достигла оргазма, и всё заволоклось вопиюще сладостной пеленой, в которой я продолжал быть ею и, одновременно, собою, также испытывающим оргазм; два великих, безмерных удовольствия слились в одно, обрушившееся на меня единым водопадом восторга и чудесно-телесного счастья, и я, хотя бы на этот миг, стал совершенным, законченным, полным существом - Андрогином, вместившим в себя оба начала мира и любви и абсолютно в себе соединившим их!"

Психоделики вообще по своему действию - мощные афродизиаки (вещества, возбуждающие сексуальную активность).

Мой друг приобрел однажды некоторое количество ДМТ (диметилтриптамина - мощного психоделика, действующего, однако, всего тридцать минут) и любил его употреблять в одиночестве, сидя у себя в квартире. Как-то ночью он позвонил мне, испуганно запричитав: "Что мне делать?! Что? Что? - "В чём дело?" - вяло спросил я. - "Я "вмазался" ДМТ... И увидел его дух - абсолютно живой, реально существующий, женский! Это настоящий суккуб! .. И она меня хочет! Что мне делать? Что? Что? Она меня соблазняет! Посоветуй мне..." - "Ну и соблазнись", - сказал я ему тогда, подумав, что у него наконец-таки "съехала крыша". Он быстро бросил трубку, и я о нем ничего не слышал почти два месяца. Потом, случайно повстречавшись со мной на улице, он буквально вцепился в меня: "Зачем ты это сказал!" - "Что?" - "Чтобы я соблазнился... Я опять тогда "вмазался" - после нашего разговора - и занялся с ней любовью... И она всё это время не оставляла меня в покое, сулила мне величие и власть, силу могущественного мага, только бы я был с ней... Я только-только сейчас от неё отпутываюсь, это ты во всём виноват!.." - "А как это конкретно тебе удалось заняться с ней любовью" - ошеломленно сказал я. "Ну не помню... Какая разница? Чисто технически это, наверное, был онанизм, но я ведь всё испытал, видел её, слышал, ощущал..."

В мире есть много всяких вещей и веществ. Секс сам по себе сильнейший "кайф", и нет никакого смысла накладывать на него весьма неоднозначные воздействия того или иного препарата, также вызывающего "кайф", но совершенно иной, противоположный по своему духу, вполне самодостаточный и разрушительный для тела и души. Самый лучший секс всё-таки случается на трезвую голову, лучше даже не курить. Вот потом, после восхитительной и трезвой ночи любви, осознанной и прочувствованной буквально каждым закоулком чистого и свободного от химии и ядов организма, можно, наверное, и расслабиться... Послушать рок-н-ролл... А наркотики... Да ладно, в конце концов, жизнь - это что, одно сплошное удовольствие...




Назад, на сайт "Напротив Наркотиков"